Бердяев о русской революции
Другое / Бердяев о русской революции
Страница 5

Русские народники всех оттенков, всегда были врагами культуры, это они всегда противополагали благо народа культуре. Для них ничто никогда не обладало само ценностью, всё превращалось в утилитарное орудие.

Ни религия, ни церковь ни государство, ни национальность, ни философия, ни наука и искусство, ни нравственность и право - чисто не обладало для них само ценностью, ничего не было подлинно, духовно реальным. Всё подчинялось благу народа, интересам людей, удовлетворению людей. И всё низвергали они в тёмную бездну массовых интересов и инстинктов. Вы всегда признавали культуру буржуазной, ибо создана она господствующими классами. Но сами они – самые низкие, самые бездумные, самые убогие мещане, буржуа духа. Они хотели превратить в промышленную ассоциацию, а всё общество человеческое сделать обществом потребительским. Их жизненный идеал – животный идеал. Но, к горю нашему, нужно признать, что не только народники – революционеры и материалисты, но и народники славянофильского типа, стоявшие на почве религиозной, обнаруживали враждебное отношение к культуре и её ценностям, искали правды не в культурном слое, не в творческих личностях, а в простом народе, в коллективе. Исконный русский коллективизм всегда был враждебен культуре, враждебен личному началу, всегда тянул нас вниз, всегда мешал нам выйти к свету, в мировую ширь. Этот коллективизм парализовал у нас чувство личной ответственности и делал невозможной личную инициативу. Коллективизм этот был не новой, а старой нашей жизни, остатком первобытного натурализма. Но многие у нас смешивали его с духовной соборностью, с высоким типом братства людей. На этой почве идеализировали русскую общину и т.п. явления русской жизни. С русским коллективизмом связало и отрицательное отношение к праву, смешение права с моралью. Но отрицание права, которое у русских шло справа и слева, есть отрицание личности, порабощение её коллективу. Право охраняет личность от посягательства на неё злой воли. Право делает свободу человеческой личности независимо от добродетелей и пороков других людей, от их нравственного уровня, от их произвола. Право делает возможной свободу личности даже при существовании зла, при дурной воле людей. Русские смешивают право с моралью и ставят судьбу личности в зависимость от нравственного сознания людей, от их добродетелей. Но есть свобода, которая должна быть мне гарантирована и при порочности людей, и при склонности их насилием. Этого никогда не помешало народническое сознание – и правое, и левое. Такое отрицание права есть знак ослабления личного самосознания, есть недостаток личного достоинства, есть погружённость в близкий коллектив. Это свойство оказалось роковым для России.

Русская революция есть тяжелая расплата за грехи и болезни прошлого, за накопившуюся ложь, за неисполнение своего долга русской властью и господствующими классами, за столетний путь, вдохновлявшейся отрицательными идеалами и обнаглевшими лживыми призраками. Русская революция есть гибель многих, слишком многих русских иллюзий. Иллюзий народнических, социалистических, анархических, славянофильских, империалистических и д.р. Близоруко и несправедливо во всем винить большевиков. Более умеренные русские социалисты и русские радикалы всех оттенков, русские просветители должны и на себя возложили ответственность. Ложна была их интеллигентская мораль, их морализм, утилитаризм. Ложно было их отношение к красоте и их гонением на кресту. Ложна была их нелюбовь к познанию и их равнодушием к истине, которую они всегда подвергали утилитарным расценкам. И самой первой, самой страшной ложью было безверие, безбожие, измена духовным основам жизни, оторванность от религиозных истоков жизни. Иступленная жажда равенства была истреблением бытия и всех его богатств ценностей, была жаждой ограбления божественного мира и уничтожение всякого величия в мире. В революционном духе никогда не бывает ни свободы, ни братства. Царство большевизма было пределом движения на ваших путях, путях народников, славянофилов, анархистов и прочих. В русской революции произошло ещё небывалое в истории разрушений иерархического строя, ниспровержение всякой иерархии качеств. Но разрушение всякой иерархии есть также разрушение местности, ибо личность связана с иерархией. Лишь в иерархии возможны разнокачественные индивидуальности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

    Смотрите также

    Концепция государства у Конфуция
          ...

    Что такое философия?
      ...

    Моделирование как метод познания окружающего мира
    История моделирования как метода познания. Моделирование как познавательный приём неотделимо от развития знания. Практически во всех науках о природе, живой и неживой, об обществе, постр ...

    Разделы