Науки
Другое / Основы философии / Науки

Наука – это социальный куматоид. Если наука – это куматоид, то ее надо рассматривать как множество определенных конкретных программ (традиций, эстафет), реализуемых на человеческом материале.

В составе науки выделяют две группы программ, функционально отличающихся друг от друга.

Программы первой группы задают способы получения знаний, т.е. собственно исследовательскую деятельность. Это исследовательские программы. Программы второй группы – это программы отбора, организации и систематизации знаний. Это коллекторские программы.

Ссылаясь на авторов "Философии науки и техники" Степина В.С. и Розова М.А., будем рассматривать науку как социальный куматоид, представляющий собой постоянную реализацию двух типов программ: исследовательских и коллекторских. Эти программы частично вербализованы, но в основной своей массе существуют на уровне эстафет. Они тесно связаны и постоянно взаимодействуют друг с другом. Наука предстает перед нами как очень динамичная открытая система. Рассмотрим это более подробно. Вообразим, что мы работаем в некоторой коллекторской программе, определяющей, что мы хотим знать и о чем именно. В этом случае мы свободны в выборе методов и можем заимствовать их из других областей науки. Биолог при этом остается биологом, почвовед почвоведом, хотя они широко используют методы физики или химии. Границы научной дисциплины задают здесь не методы, а коллекторская программа. Поэтому в довольно широких пределах ученый свободен в выборе задач. Например, проблема эволюции активно проникала начиная с XIX века во все области науки, отнюдь не разрушая границы научных дисциплин. Иначе говоря, ученый приобретает некоторую свободу и в выборе отдельных элементов коллекторской программы. Это относится не только к вопросам, но и к способам систематизации знания. Границы науки определяются прежде всего тем, о чем именно мы строим знание, т.е. программами референции.

Эстафетная модель рассматривает науку в целом и в этом целом ищет источник развития отдельных дисциплин. Эта ориентация на целое и составляет главную особенность новой модели.

Все выглядит примерно следующим образом. Существует множество программ референции, которрые служат как бы "центрами кристализации" для всех других программ, образуя научные дисциплины. Любой ученый, связавший себя с изучением определенного круга явлений, тем не менее достаточно свободен в выборе проблем, методов исследования и способов систематизации знания. Программы с некоторыми изменениями, обусловленными сменой контекста, свободно кочуют из одной области в другую. Поэтому объединение всех этих программ в работе ученого или даже в рамках той или иной отдельной дисциплины достаточно ситуативно и динамично, а каждое изменение той или иной из них в любой области знания, чем бы оно ни было вызвано, может в принципе иметь последствия для любой другой науки.

Данная модель содержит в себе большой потенциал выявления различных возможных вариантов и комбинаций и приводит к целому ряду следствий. Нельзя понять развитие науки, прослеживая историю какой-либо одной дисциплины. Нет истории физики или истории географии, существует история науки как целого.

Аналогичным образом обстоит дело и с продуктами научного исследования, т.е. со знаниями. Они поступают в ведение коллекторских программ, но никогда нельзя предсказать точно, каких именно. Важно, что знания, полученные в рамках некоторой дисциплины, вовсе не становятся ее "собственностью" и могут в принципе оказаться существенными для совсем других разделов науки.

    Смотрите также

    Жизнь по Конфуцию. Делаем себя совершеннее
    Чтобы стать лучше и сделать мир совершенней, не надо искать новых путей. Обратись к конфуцианству – самому рациональному и практичному учению древности – оно может стать твоим неожиданным ...

    Творчество
      ...

    Заключение
      Лейбниц — один из самых всеобъемлющих гениев за всю историю человечества. Великий философ, он в то же время знаменитый математик, физик, историк, богослов, юрист и дипломат. Едва ли сущест ...

    Разделы