Философия как бесплодное умствование («игра в бисер»)
Другое / Философия в контексте культуры / Философия как бесплодное умствование («игра в бисер»)

В этом образе отражается реакция на недоступный обыденному сознанию уровень абстрактности философского мышления. Будучи не в силах разобраться в том, что философы делают, обыденное сознание относится к философии как к далекому от жизни, ненужному и бесполезному занятию.

Представление о бесплодности философии варьируется от допущения, что она все же имеет какой-то смысл, до полного отрицания ее права па существование.

Еще во II в. римский писатель Авл Геллий советовал читателям: «Ознакомиться с философией нужно, но углубляться в нее не следует».

У К. Чапека в повести «Фабрика Абсолюта» изобретатель Марек говорит: «В философии я ни шиша ни смыслю, для инженера она лес темный, но что-то все-таки в ней есть».

А героиня одной из современных повестей (А. Курочкин «Смерть экзистенциалиста») замечает: «В наше время философией интересоваться нельзя. Можно или жить ею, или жить без нее. А флиртовать с ней вредно для здоровья».

Зачастую в художественной литературе образ философии рисуется и в более мрачных красках.

Г. Флобер в сатирическом «Лексиконе прописных истин» дает рекомендации, отражающие принятые в обществе взгляды: «Философия – следует издеваться. Метафизика – смеяться над ней: это служит доказательством высокого ума».

«Системы, подобная Кантовой или Гегелевой, ничем существенно не отличаются от тех карточных пасьянсов, с помощью которых женщины разгоняют тоску существования» (А. Франс. «Сад Эпикура»). О том же говорит и герой рассказа современного югославского писателя А. Шоляна «Как я стал астрологом»: «Читаю философию. И что же я вижу… Философы эти хваленые пишут так, словно на картах гадают. Все, правда, сходятся в одном, говорят, дальше будет лучше. Ну да ведь и я это своим клиентам обещаю».

В русской культуре XIX–XX вв. пренебрежительное мнение о философии нашло выражение у многих писателей.

Символичен образ заблудившегося философа у Гоголя в «Вне»: «Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто: «А где же дорога?"».

Достоевский в романе «Братья Карамазовы» устами семинариста Ракитина убеждает: «Ты о расширении гражданских прав человека хлопочи лучше али хоть о том, чтобы цена на говядину не возвысилась; этим проще и ближе человечеству любовь окажешь, чем философиями». А в одной из «Записных тетрадей» Достоевского есть запись: «Что такое философ? Слово философ у нас на Руси слово бранное и означает: дурак».

В романе Н. Островского «Как закалялась сталь» один из персонажей – грузчик – вспоминает, как какой; то гимназист рассказывал ему, что «черт знает когда в Греции были такие ученые, что много о себе понимали, называли их философами… Лучшим спецом из них считался тот, кто сорок раз докажет, что черное-то белое, а белое-то черное. Одним словом, были они брехуны». И на экзамене в университет он отвечал так: «Философия… это одно пустобрехство и наводка теней. Я, товарищи, этой бузой заниматься не имею никакой охоты».

Образ философии как оторванной от реальных людских нужд «игры в бисер» культивируется иногда и самими философами, которые углубляются в узко специальные вопросы и пишут труды на «птичьем языке», недоступном пониманию непрофессионалов. «Философия в наше время – это дело, в котором дай Бог разобраться специалистам, а постороннему нечего и надеяться постичь ее тонкости», – предупреждает С. Моэм. По словам одного из американских философов, в США «философия превратилась в изолированную область знания, пользующуюся все меньшей и меньшей популярностью в интеллигентских кругах общества». Но тем не менее, говорит он, «философский дух продолжает жить, несмотря на все невзгоды».

    Смотрите также

    Философия в XIX веке
      ...

    Философия XV-XVIII веков
      ...

    Концепция государства у Конфуция
          ...

    Разделы